Давно мечтаете выучить японский язык?

Регистрируйтесь на главную программу онлайн-школы

«Японский язык за 3 шага»

Узнать подробности

Бонсай — дерево, выращенное на подносе

бонсай

Существует множество историй и легенд об этом рукотворном чуде, родиной которого является загадочный и неповторимый Восток.

Начало. История первая.

Появились эти карликовые деревца, о которых мы знаем под японским названием «бонсай», вовсе не в Японии, а в Китае более двух тысяч лет назад. А вот легенды о них появились позже. Как рассказывает предание,  император династии Ханьшуй, правивший с 206 по 220 год,  решил создать в саду своего дворца уменьшенную копию империи. С поистине китайской скрупулезностью были воссозданы все холмы, реки, озера и, конечно, маленькие деревья. Впрочем, воссоздать деревья в миниатюрном виде ему вряд ли бы удалось, если бы не традиция, которая к тому времени уже была развита.

Пеньцай (китайское прочтение иероглифов) — дерево, «выращенное в подносе» —  появился в Поднебесной, что называется, «не от хорошей жизни». Большинство бедняков, населяющих китайские города, были родом из деревни и тоска новых горожан по земле привела к своеобразной моде выращивать в домашних условиях карликовые деревья. Говорят, что первый бонсай вырастил в фарфоровом сосуде великий китайский поэт и художник Ван Вэй.

Так вот и появились в саду дворца императора леса и рощи пеньцаев. По всей видимости, правитель увлекался даосизмом, поскольку именно даосы считали, что сделав объект миниатюрным, ты получаешь над ним власть и можешь обладать всеми его магическими качествами

бонсай
Групповой стиль. В плошке находится группа деревьев, как правило нечётное (ментальные особенности японцев), но никогда не равно четырём (слово «четыре» на японском созвучно со словом «смерть»). Часто в горшке оказываются деревья одного вида. Красота композиции заключается в сочетании высот и возрастов этих деревьев

К слову сказать, несколькими веками позже эта же идея «обуревала» Людовика XIV, благодаря которому появился знаменитый французский сад — причудливо подстриженные деревья Версаля. Король-солнце хотел таким образом показать, что он властвует не только над подданными, но и над природой.

История вторая. Дерево «идет» к даме.

Еще одна история, относящаяся к «китайскому периоду» бонсай, по своему объясняет появление миниатюрных деревьев. Связана она с принятием около 60 г. н. э. буддизма при императорском дворе. Как известно, Гаутама Сиддхартха, Будда, обычно медитировал и читал проповеди под большими деревьями, которые после его смерти стали объектами поклонения. Чтобы не утруждать себя тяготами паломничества, китайская знать завела в своих парках копии «святых деревьев»: для этого садовники высаживали относительно молодые деревья и превращали их в уменьшенные копии священных оригиналов. Знатные китаянки, которые бинтовали по традиции свои ноги до кукольных размеров, ходить сами не могли, и поэтому для медитации слуги выносили их в парк. И тут один находчивый садовник пришел к мысли не даму носить к деревьям, а — деревья к даме. Он взял маленькое деревце и посадил его в чашу, удобную для переноски. Так, согласно преданию, родилось искусство пендзинг/бонсай.

Кунисада Утагава. Красавицы, любующиеся миниатюрными растениями в горшках  (бонсай).1848-1850
Кунисада Утагава. Красавицы, любующиеся миниатюрными растениями в горшках (бонсай).1848-1850

Бонсай меняет родину.

Ну, а теперь перейдем от основателей стиля к тем, кто его прославил. И тут «пальма первенства» принадлежит все-таки японцам. Умение довести любую идею до совершенства — характерная черта жителей страны восходящего солнца. Считают, что в Японию бонсай попал в VI веке благодаря буддийским монахам.

бонсай

Буддийский культ дерева Бодхи, под которым, согласно преданию, Будда Шакьямуни достиг просветления, во многом предопределил не только особенности структуры, но и глубинный символизм бонсаи. В буддийской мифологии, которую восприняли в Японии, верховный правитель выступает в роли строителя святилища  с садом, в котором растет дерево жизни. Весь мир — это сад Будды, а правитель в нем — садовник. Так что, выращивая бонсаи, японец чувствовал себя могущественным, словно император

бонсай

И тут приходит черед уже японских легенд о маленьких деревьях. Одна из самых трогательных — о сёгуне и бедном дворянине.

История третья. Сёгун и бедный самурай.

Во времена правления императора Го-Фукакуса жил знаменитый регент Саймёдзи Токиёри. Когда ему исполнилось тридцать, он на несколько лет удалился в монастырь, но нередко его покой нарушали горькие жалобы крестьян, которые страдали от произвола деспотичных чиновников. Больше всего Токиёри волновало благополучие его народа, и после основательных размышлений он решил изменить внешность и отправиться странствовать с места на место, чтобы как можно ближе узнать жизнь бедняков.

Гравюра «Ёситака». Художники Хиросигэ и Кунисада. Около 1850 года
Гравюра «Ёситака». Художники Хиросигэ и Кунисада. Около 1850 года

А затем сделать все, что в его силах, чтобы пресечь преступное злоупотребление властью среди чиновников. (И тут мы с вами можем понять, что Токиёри был последователем Будды, поскольку тот в свое время также ушел из отцовского дворца, чтобы узнать жизнь простых людей).

Токиёри решительно взялся за правое дело и в конце концов прибыл в Сано, что в провинции Кодзукэ

бонсай

Стояла зима, и из-за сильной метели знатный странник заблудился. Но вот,  к его радости, он заметил приютившуюся у подножия холма маленькую, крытую соломой хижину. В эту хижину и направился Токиёри. Хозяин радушно пригласил путника, приняв регента за странствующего монаха. Когда Токиёри усадили в маленькой хижине, перед ним поставили скудные припасы, а поскольку тот с утра ничего не ел, то воздал должное безыскусному угощению. От наблюдательного Токиёри не ускользнуло, что ему подали не рис, а всего лишь просо – видно, хозяева были действительно очень бедны, тем не менее щедры, и эта щедрость тронула сердце Токиёри.

Но это было еще не все. Закончив трапезу, все собрались погреться у очага, но огонь быстро угасал из-за нехватки дров. Хозяин заглянул в сундук, где хранил дрова, но увы! Там было пусто. Без колебаний мужчина вышел в засыпанный снегом сад и принес три бонсая, карликовых деревца,– сосну, сливу и вишню.

Несмотря на протесты Токиёри, хозяин разломал свои маленькие растеньица, доставшиеся ему в наследство, и бросил их в очаг, где сразу же весело разгорелся огонь.

Наклонный стиль. Прямой ствол, растущий под углом к земле

Наклонный стиль. Прямой ствол, растущий под углом к земле

Токиёри понял, что если хозяин скромной хижины оказался владельцем таких ценных деревьев, то этот факт явно говорил о том, что щедрый человек стал крестьянином не по происхождению, а вынужден был стать им под влиянием каких-то жизненных обстоятельств.

Каскад. Имитируется рост деревьев у воды или в горах. В полном каскаде вершина дерева растёт за границей горшка и опускается значительно ниже почвы, находящейся в горшке.
Каскад. Имитируется рост деревьев у воды или в горах. В полном каскаде вершина дерева растёт за границей горшка и опускается значительно ниже почвы, находящейся в горшке.

Предположение регента оказалось верным, и хозяин неохотно рассказал, что его имя – Сано Гэндзаэмон Цунэё и что он в прежние времена был самураем. Ему пришлось заняться земледелием в наказание за неблаговидный поступок одного из своих родственников.

Токиёри сразу же вспомнил имя этого самурая и предложил ему обратиться с прошением о восстановлении своих прав. Но Сано сказал, что, поскольку добрый и справедливый регент умер (так он думал), а его преемник слишком юн, подавать прошение более чем бесполезно. Тем не менее он продолжал объяснять заинтересованному слушателю, что в случае объявления сбора воинов он первым явится в Камакуру. Именно мысль о возможности когда-нибудь быть полезным своей стране смягчала горечь дней, проведенных им в нищете.

Уже после того, как  приятный гость ушел, Сано вдруг вспомнил, что забыл узнать его имя.

Случилось так, что следующей весной правительство призвало воинов в Камакуру. Как только Сано услыхал эту радостную весть, он тут же собрался в дорогу, чтобы исполнить свой долг. Его доспехи сильно потрепались, алебарда покрылась ржавчиной, а лошадь была в очень плохом состоянии. Среди блистательных воинов, собравшихся в Камакуре, Сано имел жалкий вид.

Многие из них отпускали в адрес Сано весьма нелестные замечания, но тот молча сносил такое оскорбительное высокомерие.  Тут к ним подъехал верхом на прекрасном коне глашатай со знаменем, на котором был изображен фамильный герб регента. Громко и ясно глашатай возвестил, что его господин желает видеть воина в самых потрепанных доспехах. Сано с тяжелым сердцем повиновался приказу. Он думал, что регент хочет выразить свое недовольство по поводу его появления в столь пышном собрании в таком убогом снаряжении.

Бедняк Сано был удивлен оказанным ему сердечным приемом, но еще больше его удивило, что, когда слуга раздвинул сёдзи в соседнюю комнату, он увидел самого регента Саймёдзи Токиёри, кто оказался не кем иным, как тем самым монахом, что когда-то нашел приют в маленькой хижине Сано

бонсай

Токиёри тоже не забыл, как хозяин сжег в очаге карликовые деревья – сосну, сливу и вишню. В награду за бескорыстную жертву, которая была с готовностью принесена Сано, Токиёри повелел вернуть ему те тридцать деревень, что были отобраны у него.

Но это было лишь то, что принадлежало Сано по праву, и Токиёри пришла удачная мысль подарить этому верному воину вдобавок еще три деревни с названиями Мацу-иду, Умэда и Сакураи. «Мацу», «умэ» и «сакура» – так по-японски будет «сосна», «слива» и «вишня».

В этой легенде сплетены все самые чудесные черты японского народа: благородство, скромное достоинство, смелость и вечная тяга к прекрасному.

Бонсай не бывает завершен.

К XVIII веку в Японии техника выращивания бонсай развилась в очень утончённую форму искусства. А потом из монастырей и дворцов японских  аристократов увлечение  стало проникать и в дома самураев, и к началу XIX века стало уже общенациональным явлением, распространившись во все слои японского общества.
В это время миниатюрные деревца называли хачиноки – «деревья в мисках».

Большую роль в становлении этого искусства, как национального явления, сыграл император Мейдзи, который был талантливым поэтом и знатоком-экспертом бонсаи. В годы его правления появляется термин «художественный бонсаи».

бонсай

Как говорят специалисты: «Отличие его от всех прочих видов изобразительного искусства заключается в той чарующей особенности, что бонсай, в принципе, никогда не бывает завершён. Он рождается, развивается и уходит, как и всё живое.

Чем древнее дерево, чем более оставили на нем свой след перенесённые невзгоды, тем приятнее и интереснее оно нашему взору. Это относится в полной мере и к бонсай. В предельно гармоничном бонсай мы можем наблюдать одновременно все три периода жизни — юность, зрелость и старость. Юность олицетворяется свежей, молодой листвой, зрелость — цветами и плодами, а старость — стволом, мощным, с грубой корой, часто расколотым, с дуплами. Можно долго спорить по поводу того, что важнее в бонсай — изящество или драматизм, но нет сомнений, что если оба эти качества присутствуют в полной мере, мы видим шедевр».

Современные любители бонсаи  говорят, что их охватывает удивительное чувство покоя, когда они работают над своими деревьями.

Ходят легенды, если бонсай живет в доме несколько лет, то у хозяев дома развивается интуиция, что спасает их от совершения многих ошибок.

2 261 0
Дата: 11.10.2016 / Рубрика: Без рубрики, Японская культура
Вконтакте
Facebook
WordPress
На указанный адрес вы сможете получить ответы