Давно мечтаете выучить японский язык?

Регистрируйтесь на главную программу онлайн-школы

«Японский язык за 3 шага»

Узнать подробности

Японские философские категории

Японцы известны своим философским подходом к жизни, поэтому неудивительно, что существует множество категорий, которые невозможно перевести одним-двумя словами, их необходимо прочувствовать, причем процесс этот не мгновенный, а порой очень долгий и не всегда лёгкий.

Ранее мы знакомили вас с такими категориями как ваби-саби и омоияри, а сегодня вы прочитаете про Моно-но аварэ, Мудзё, Нарэ, Югэн, Фуэки-рюко, Сиори и Сибуми.

物の哀れ (mono no aware)

Переводится буквально как «очарование вещей». Понятие имеет очень глубокие корни, сформировалось к X веку и культивировалось в эпохе Хэйан, когда люди тонко ощущали «вещи», причем под словом «вещи» подразумевается не только материя, но и чувства людей, и сами люди. Японские повести (物語 — monogatari) как раз передавали дух «mono no aware» и подводили к этой категории читателей. Слово aware означало междометие «Ах!» и затем стало обозначать «печальное очарование». Это «очарование» связано с бренностью и изменчивостью «вещей». Одна поэтесса писала о том, что если бы жизнь была не так мимолётна, то не было бы в ней этого очарования, которое заключается во временности всего, что бы то ни было. Традиция любования сакурой (hanami) является примером этой самой очаровательной мимолётности.

無常 (muzyo)

Так же, как и «mono no aware», «muzyo» относится к изменчивости, но охватывает состояние души человека, когда тот чувствует хрупкость и быстротечность каждого мгновения бытия, которое незаметно ускользает из рук. Время не щадит ничто: ни дома, ни простых людей, ни правителей, ни природу. Изначально (в период Средневековья) японцы относились к muzyo как к чему-то, что нужно переживать трагически, затем в 17-м веке эта категория трансформировалась в понятие «укиё» (плывущий мир), который уже иногда мог восприниматься с юмором и без трагизма (вспомните сюжеты гравюр укиё-э). Для лучшего понимания этой категории приводят слова одного японского писателя: «Да, мы все уплываем, но весело, как тыква, подпрыгивающая на волнах».

慣れ (nare)

Легкий налёт темноты от прикосновений, следов времени, старины, но не древней, а присущей вещам, которыми часто пользуются, где отсутствует первоначальный блеск и лоск новизны. Например, посуда, к которой часто прикасаются, и она сохраняет слабые следы жира от рук, который, впитываясь, придаёт мутность и располагает тем самым к мечтательности.

幽玄 (yugen)

Считается одним из самых трудных для понимания и расшифровки категорий. Охарактеризовать это понятие можно как «скрытая» или «таинственная» красота, причем относится она к иррациональному постижению человеческих чувств и печали, присущей красоте мира, и ценится гораздо выше, чем красота очевидная, лежащая на поверхности. Если мы коснёмся поэзии, то здесь под понятием yugen подразумевается скрытый смысл, который не постижим при простом прочтении текста. Его надо уловить, ощутить интуитивно. Момент озарения можно сравнить с буддийской категорией «сатори» – это озарение скрытого смысла, достигаемое величайшей концентрацией духа.

不易流行 (fueki ryuko)

Как ни странно, эта категория относится к понятию «вечности», но «вечность» эта существует в неустанно меняющемся мире. К ней относятся поэтическая традиция, осознание того, что вечное слито с изменяющимся. Времена года сменяют друг друга, но остаются в глобальном масштабе незыблемыми.

栞 (siori)

Тесно соотносится с понятием «ёдзё». «Ёдзё» означает эмоциональный отклик, «послевкусие» от прочтённого, остающееся в душе читателя, и раскрывается при помощи ассоциаций. А сиори приносит сострадание и жалость к изображаемому предмету и действует не через литературные приёмы (в отличие от «ёдзё»), а через чувства (не чувства жалости, как привыкли понимать европейцы), являющиеся ассоциативным подтекстом.

渋み(sibumi)

渋い переводится как «терпкий, вяжущий». Это относится ко вкусу хурмы и горьковатому вкусу зеленого чая. Что же касается философской категории, sibumi – это ощущение горечи бытия, изначальное несовершенство, необработанность формы, отсутствие красивости. Самым распространённым примером может служить чашка для 茶道 (sado: — чайной церемонии) – совершенство в первозданной несовершенности. Любая «вещь» может быть sibumi. В таких «вещах» отсутствует излишняя красота, как, например, в поэзии нет лишних слов. Sibumi стремится к естественному, к простоте, к отсутствию искусственности, приближается к природе. Sibumi — высшая красота, её не нужно постигать, она является сама.

Напишите в комментариях, ощущали ли вы когда-нибудь что-то из вышеперечисленных философских категорий? Если да, то каким образом и в какие моменты, если нет, то хотели бы вы почувствовать их?

21 0
Дата: 10.11.2017 / Рубрика: Японская культура
Вконтакте
Facebook
WordPress
На указанный адрес вы сможете получить ответы